Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жизнь (список заголовков)
20:45 

девушка лида

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
и у меня теперь весна. Настоящая. Веснушки высыпали, и теперь их не надо искать на чуть бронзовой коже лица. На плечах они точно разбрызганы пульвелизатором. Я купила диск БГ, искала его по всему городу, изрядно побегала по ТЦ всем возможным.

А эта девушка живет в моей голове. Вы ее знаете, правда, просто посмотрите. Или прочтите.



читать дальше

@музыка: БГ

@темы: жизнь, искусство

16:57 

болезни

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Как я уже говорила, лимфоденит я вылечила

потом внезапно заметила, что под шеей все равно увеличены узлы. Через день после пенопластного дождя с небес в ту субботу у меня зазудело горло. Я решила, что это опять фарингит и купила стопангин...

как результат - кашель, не дышащий нос, постоянно текущие слезы на ветру, сопли, сопли и еще раз сопли. Не гайморит. Просто ринит, жидкая слизь

на улице внезапно + 13, а у меня болит голова. Это потому, что тварь тьмы внезапно вылезла на свет и получила в электричке солнечный удар гг

Я истощена. Вешу 48 килограмм. Плечи в прыщах (блин, солнышко их подсушит к лету), нос шелушится, веснушек нет, глаза красноватые, волосы не блестят, ногти растут медленно. Авитаминоз, привет! Поливитамины и элеутерококк - бред?

Пульс чуть больше 60. Отлично. Соревнования провалены. Восхитительно! Конфетами обожралась. И на том спасибо.

Сегодня сажусь лайнить, а то скоро конец месяца - а от меня шиш да маленько.

Утомил суховей весны. Он теплый, и только делает солнце сильнее. Он раздувает пыль с цементных заводов и вонь криозота, как будто бы я живу в средней Азии. Кошмар. Я прошу дождя. Смилостивитесь, небеса, хоть бы на Пасху! Кстати дома сижу, учиться упорно буду. Куличи мне привезут.

Сегодня шла, а ветер дул в лицо, развевал волосы, мешал смотреть, заносил глаза и скулы дорожной пылью. Он иссушил больное горло, солнце обожгло за каких-то четверть часа бледные испещренные венами руки, взяло всю воду из тела. Ноги сдавили неразношенные сапоги. А в руках по 6 кг сумок, помогаю маме. Давно никем не целованные губы все в трещинах, а пить свою кровь - великое кощунство.

Нужен дождь. Чтобы наполнить тело жизнью, чтобы губы перестали слипаться, чтобы стала расти трава и наконец-то зацвела черемуха.

Это больной бред. Я жду августа. Когда проведу тихий День Рожденья без тех, кто предал меня, но с теми, кто остался мне верен. Я жду его темных прохладных ночей, которые теперь могу ни с кем не делить. Я жду опавших листьев вместо лепестков роз. Могильную ограду вместо пафосных литых завитков заборов. Разрушенных руин вместо эпических колонн домов культуры. Ветхости вместо романтической новизны. Жду начала осени.

@музыка: ветер

@темы: я, смерть, жизнь

22:33 

дни рождения

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Что может быть лучше, чем день рожденья у дражайшего и любимейшего?

Правильно, уединение в гостях у него же.

С подарками почитателю Панова - белкой из бисера и белкой на гобеленовой подушке, я добилась желаемого эффекта. Второй друг Нав был немного в шоке от такого обилия символов Великого Дома.

впрочем, наполнять чашу гнева и бить чудов и людов, мы не стали. Ведь, как известно, войны начинают неудачники.

Вдобавок мы не ели много и даже не доставали родителей.

А еще я еду наряжать елку и получать то уединение, упомянутое выше.

Жалко, забыла правильно поздравить с пожеланиями. Но он и так все понял


@настроение: ^^"

@темы: любовь, жизнь

20:39 

лучший город земли

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
без картинок пока

И плевать, что он грязный, что в нем полно нерусских, что в нем преступность и пыль.

Это моя Столица. Не Ленинград, не Электросталь - это МОСКВА

и пусть она уже сто, двести лет не такая, как была когда-то. Когда Тушино было даже не окраиной, когда Воробьеву слободу выкупила жена Василия Первого, когда на м. Пл. Ильича стоял верстовой столб - до мосты две версты, когда вместо Бауманки была окраинная немецкая слобода, когда метро еще только строилось, и эпических пересадок на Пушкинской и Арбатской еще не было, а дивный монорельс еще и не снился горожанам, когда...

Впрочем, я заговорилась, и вас ждет длинный пост под катом


Собственно, ехала я за сумкой в магазины фирмы Медведково маме. Мы решили искать в Кузьминках (нам удобнее так ехать) и выбрала я сумку за 750р. черную, без рисунка, из кожзама, модель как тут
сумка с их каталога

а вообще, я ехала покупать ежедневник другу на прошедшее ДР, а также грозилась надыбать бубен.
и где вы думаете, я его нашла? В нотном магазине на Тверской, где моя мама собирает хоровые партитуры. Она и себе купила, и мы еще треугольник взяли. Теперь паренек может исполнять танец сисадмина)

А гулять мы ходили на Воробьевы горы. Честно, для меня было откровением, что эта станция висит над Рекой на мосту) Я знаю, что перегоны Автозаводская- Павелецкая, Волгоградка - Текстильщики проложены над землей, а про Сокольники забыла)

станция чистая, красивая, с видом на Столицу и Лужники)

а потом мы пошли на смотровую площадку. Через Парк. Это восхитительно. Свежий воздух, вековые деревья, утки, дрозды рябинники - тысячи их! Они нагло выпархивали из под ног в поисках червей, повсюду повсюду. И щеглы попадались, и орущие птенцы синиц, выпрашивающие еду...



а теперь зарисовка.


...Я стояла у гранитных поручней, вдыхая аромат озона. Приближалась долгожданная тяжелая гроза. Свинцовые низкие тучи окутали уже всю Столицу, от Ясенева, Филей и Тушина до Измайлово, Люблино и Люберец. Весь город уже был поглощен тьмой - где-то больше, где-то меньше, и спасения ждать было не откуда. Становилось ужасно душно, высокая влажность не давала сырым полам плаща высохнуть, и я наверняка уже испачкала его о придорожную пыль. Слева, где-то над Свиблово сверкнула молния, и казалось, что ее следующий удар поразит Останкинскую телебашню. Но глухой раскат злого грома последовал не сразу, и еще долго пылали зарницы, прежде чем я услышала его. Но он был силен, и я невольно вжалась в теплый камень поручней, отполированных руками тысяч гостей.
Да, Москва была уже не та, что раньше. И люди были другие. прав был мессир, говоря, что квартирный вопрос их только испортил. Жестоко поднялась стоимость квадратного метра жилья, начались эти войны насмерть за квартирку в пределах Садового. Каждым утром с окрестных городов, со всей области на работу спешили люди. А раньше на Прудах и на Арбате было так хорошо и тихо.
Мои размышления прервал новый раскат грома. На этот раз небесное пламя осветило шпиль высотки. Странно, что посланник опаздывал. Я уже стала волноваться. Тяжелые холодные капли дождя уже ложились на вожделевшую его землю, прибивая пыль и грязь. Быстрое приближение накликанной бури сопровождалось штормовым сметающим ветром. Никто из студентов не бежал на трамвай или метро - все остались пережидать ненастье в корпусе.
Вдруг моей руки коснулось чье-то горячее кожистое крыло. "Госпожа, госпожа, вас ждут" - пропищал бесенок. Маленький, огненно-рыжий. "Где именно, ерт тебя подери!" - "Калужская площадь" Я только усмехнулась. Чертенок кувыркался через голову, и его, казалось, ничуть не беспокоила гроза.
А молнии были все ближе. Они не очищали - сжигали дотла. И вот мутная пелена проливного дождя накрыла стеной Новый Арбат и Садовое. Заунывно зашелестели деревья, умоляя погоду о пощаде. Гул нарастал, и земля вот-вот взорвалась бы, но нет, это всего лишь почудилось мне. Я встряхнула головой и отпустила чертенка. Он, словно огневая стрекоза, помчался к универститету. Я подняла голову к чужому мертвому небу, которе раньше было родным, и хоть я и часто бывала в его нижних слоях, не принимало меня более. Уже ледяные капли дождя упали на опаленное адом лицо мое, и я моментально продрогла. Распустив черные крылья и подвязав плащ, я встала на ограду. Вид был прелестен. Вся москва как на ладони. И пусть сокрыта дождем - но вся, у ног моих...
В такт очередному удару молнии я сорвалась вниз, на Воробьевы, и, вынырнув над лесным массивом, помчалась в сторону Шаболовской Башни.
ее еще не скрыло ненастье...

@музыка: Браво - Лучший город земли

@настроение: гут

@темы: демиурги, жизнь, непознанное, понравившееся

19:55 

жизненное

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Вываливаю на вас. друзья мои, список того, что я люблю и не люблю в людях, конкретно в их внешнем виде.

люблю худых и высоких людей (да, эльфы и пришельцы, и что?), или невысоких и крепко сложенных, может даже полных. Но к высоким и полным отношусь с жалостью, очень уж редко бывает, чтобы такие люди были довольны собой.
не люблю женщин с короткой стрижкой, люблю девушек с длинными волосами. А вот у мужчин не люблю стрижек под ежик и прочей коротковолосой интеллигенции)
к расам в целом отношусь терпимо, но не люблю темный -шоколадный и черный - цвет кожи, а также девушек, которые зимой загорают в соляриях. Люблю бледных и веснушчатых)
ненавижу блондинов, к блондинкам отношусь спокойно, если они не тупые и не гламурные.
обожаю темно-карие глаза, водянисто-серые и зеленые, прям как изумрудные. Жаль они редки. Не терплю голубых очей.
Не люблю излишне мужественных мужчин и слишком женственных и изнеженных женщин.
не терплю, когда мужчина одевается как женщина, но спокойно отношусь к женщине, одевающейся а-ля гарсон)
не люблю крупные черты лица и оттопыренные уши) уважаю носителей еврейских горбатых и просто вздернутых курносых маленьких носов)
не терплю, когда как в дань средневековой моде девушки выщипывают брови в ниточку...(тогда еще волосы над лбом сбривали)
ненавижу, когда мамаши своим дочкам маленьким ногти лаком красят и косметику покупают.
ненавижу розовые, изумрудные тени для век, а также женщин за 40, которые красятся ярко-красной помадой, яркими тенями вечно молодятся
бесят пожилые люди-огородники с походными рюкзаками и тележками в самую рань в выходные в общественном транспорте)
ненавижу резкие цветочные духи, особенно в сырую холодную погоду в период обострения запахов. (да, факт, что ПМС отшибает обоняние и все это становится лирикой. даже курево в тамбурах...)
ненавижу курильщиков....всех. везде. гадость)

ну этот список можно продолжать ad infinitum... субъективно это все.

да, и вышел альбом Flёur "тысяча светлых ангелов", который я ждала после "эйфории" так долго...

поеду гулять в мае - буду искать. Не найду - скачаю и буду наслаждаться. Не хочу слушать по частям. хочу прослушать весь, в уютной обстановке...

@музыка: Flёur - Коралловые небеса

@настроение: демиург

@темы: жизнь, мысли, я

20:02 

Мистическая трилогия. Ангел

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Ангел.

Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам.
Евангелие от Иоанна 15:7

Я долго не решалась подойти к ограде могил моих родных, вдумываясь в смысл того, что хочу им сказать. Наконец я поборола все страхи и пересекла эту черту. «Простите мне все, что я сделала вам, все грехи мои, все то, что я вам сказать не успела.» Всегда светлое лицо бабушки смотрело на меня проницательным взглядом с гранита. На в силах сдержаться, я положила цветы и села на скамью. Денек был на редкость хорошим для июня. Как благочестивая сторонница православия и сочла своим долгом помянуть прародителей в Троицкую вселенскую родительскую субботу, предшествующую славному празднику Светлой Троицы. В это время часто случались чудеса, и мне суждено было убедиться в этом. Утреннее солнце начинало пригревать, по светло-голубому небу плыли белоснежные кучерявые облака-барашки, на горизонте курилась едва заметная дымка от испарившейся росы. Но воздух все же был довольно прохладен, и я дрожала даже в куртке. Ветер шумел в листве берез, смешиваясь с колокольным звоном. Церковь у нас была маленькая, стояла недалеко от узкой речки на отшибе среди полей, переходящих в леса. Мое сердце сжигала тоска, думать не хотелось, свечи я уже поставила как за здравие, так и за упокой душ. Вдруг сзади меня остановился некто.
– Скорбишь, дева?
– Скорблю по прародителям. Сегодня ж родительский, пришла навестить…
Я обернулась. Сзади меня стоял женоподобный молодой человек в грубом холстинном одеянии. Светлое лицо его обрамляли золотистые волосы, тонкие руки держали луговой цветок, а голубые глаза смотрели через меня на могилу. Здесь были лишь новые захоронения. С исторической точки зрения я любила старые могилы начала 20 века и ранее, но все мое внимание привлек незнакомец.
– Кто вы, и что вам нужно от меня?
– Я узрел прекрасную деву, одиноко скорбящую. Почему бы мне не узнать причину ее тоски?
– Я не могу открыть все сразу, ведь вы так и не ответили на мой вопрос.
– Что ж, я Ангел. Я пришел на землю, чтобы посмотреть на праведников и грешников, ¬– он закрыл глаза, и вдруг на небо наползли облака. Солнечный свет померк, подул холодный ветер, сильнее зашумели березы в роще, а я вздрогнула. От Ангела исходило легкое свечение.
– Ангел? В преддверии Троицына Дня вы ищете тех, кто славит Господа нашего?
– Не только. Я ведь знаю о вас многое, Анастасия. Даже имя у вас означает «воскресшая»!
– Увы, я не удивлена, – ответила я, поглощенная глубиной его глаз и возвышенным неземным обликом. – Поможете мне встать?
– Конечно, дайте руку! – прикосновение его теплой ладони отчего-то было мне знакомо. – Может вас проводить вас домой?
Я одобрительно кивнула, и Ангел пошел в сторону поля. Там был кратчайший путь через речку и лесные поляны до окраин районного центра. Поступь небесного существа походила на полет, как крылья развевалась ткань за его плечами. Мне было трудно поспевать за ним.
– Мне никогда не доводилось видеть Ангела на земле.
– Многим не доводилось. Но мы всегда скрываемся среди людей, чтобы проверить истинную веру каждого. Если вы верите в Него, то мое присутствие только утвердит вас в этом.
– Уверовавший непоколебим… а почему я вам так интересна?
– Почему? Трудно сказать. Видимо, ваша тоска и печаль привели меня к вам.
От одного его присутствия мне становилось как-то легче, дышалось свободнее, слезы забылись. Солнце стояло в зените и собиралось палить окрестные земли. Оторвавшись от прекрасного лика Ангела, я заметила, что вокруг простираются безбрежные поля белых и желтых цветов, трав, зеленая даль лесов, подернутых дымкой. И нет ничего прекрасней этого мира.
– Видите, таков был Рай на земле в момент сотворения мира. И у каждого есть возможность вернуться туда, – своей тонкой женственной рукой он провел по траве и сорвал цветок ромашки.
– Рай на земле не заменит многим рая небесного, – мой ответ удивил ангела, и он обернулся. Губы его растянулись в блаженной улыбке.
– Дитя мое, не говори о том, чего не знаешь. Каков Рай не знает даже здешний священник.
– Так каков же Рай?
– Не могу сказать о том, о чем говорить не следует до поры до времени.
Он говорил загадками. Его мягкий голос снимал всю тревогу и боль, терзавшую меня. Расставаться не хотелось. Ангел снова пошел быстрее через освещенные желтым светом сосновые поляны и маленькую просеку, разрубавшую нас лес. Там, где мы шли, замолкали стрекозы и птицы, воцарялась тишина. Вскоре он вышел на знакомый мне луг и остановился средь колеи, продавленной тяжелыми грузовыми машинами.
– Давайте остановимся здесь, в тени древ на лоне травы.
– Не возражаю. А где ваши крылья?
– Крылья? Ах да! – он звонко рассмеялся и развязал холстинное одеяние. Под ним скрывалось прекрасное тело в балахоне небесно-голубого цвета с золотой каймой по контуру. За спиной он осторожно открыл белоснежные орлиные крылья. Ветер развевал его волосы и сушил губы. – Теперь уверовали, Анастасия?
– Каких же красавцев набирают в небесные полки стражей! ¬– вырвалось у меня восхищение.
– Красота – такое странное понятие! Красивы мы не внешне, а внутренне.
– Да, это и есть красота души.
– Быть может, вас что-то тяготит? Когда вы в последний раз были на исповеди?
– Около месяца назад. Впрочем, есть одно, личное, – мне не хотелось говорить.
– Настолько ли, чтобы не довериться Ему? – он смутился.
– Нет. Я расскажу. Вот уже две недели я не разговариваю во своим любимым. Мы поссорились, не знаю, кто виноват.
– Так ли не знаете? – Ангел проницательно посмотрел в мои глаза, и я вспомнила.
– Виновата я. Пыталась уличить его в измене из-за ревности, а он…
– Его совесть чиста, не бойтесь. Он не может вернуться к вам, ибо вы не даете и шанса.
– Так что мне сделать? – взмолилась я.
– Придите к нему и скажите, что прощаете его.
Ответ оказался так прост, что я и поверить не могла. Его слова вселили в меня уверенность. Ангел взял мою руку и позволил прикоснуться к мягким крыльям. Его лучезарная улыбка очищала разум и душу от постороннего, заставляя верить, что говоришь с посланником Господа.
– Ангелы все равно мне представлялись иными, – сказала я.
– Какими же? Мы должны быть еще более статными и красивыми?
– Нет же, нет. Такими, как изображают на иконах.
– Каноны живописи обязывают к иному – вере, а не созерцанию прекрасного.
– Но и в них есть тот блеск, – добавила я.
– Благодарю за приятную беседу. К сожалению, мне пора покинуть вас.
– А можете дать мне что-нибудь, чтобы я о вас помнила?
– Да прибудет с тобой благословение Господне, раба Божья Анастасия. Да очистятся все помыслы твои и уйдут грехи твои, да продлится счастье твое на земле. Аминь.
Что-то мягкое коснулось моего лица. Пораженная совершающимся обрядом, я боялась открыть глаза. Затем я почуяла знакомый аромат ладана, и рука Ангела коснулась моего лба. Издалека раздался глас «прощай», и когда я открыла глаза, то была одна на лугу. Я поднялась и побрела домой. Странно, но покой не приходил ко мне. Родители весьма удивились моей бледности, сославшись на посещение церкви. До вечера я не находила себе места. Собираясь вздремнуть на закате, я вновь услышала голос Ангела: «Придите к нему и скажите, что прощаете его.» Я решилась. Быстро собравшись, я стремглав понеслась к дому, где жил Артем. Долго не решаясь позвонить в дверь, я обдумывала слова.
– Да? Настя? С чего бы и так поздно? – юноша вперил в меня томящий взгляд. Я робко прошла к нему в комнату.
– Я пришла… попросить прощения.
– Что же, ты прощена! Осознала свою ошибку? – интонация Ангела чудо как была похожа на его голос. Я села рядом. – Ну так как?
– Да, куда я денусь, – я потупила глаза.
Он тихо засмеялся одними губами, в то время как глаза его были печальны. Где-то я их уже видела. Я и не заметила, что он уже держит мою руку в своей. Точно как Ангел! «Прощена» – повторил он, и я радостно расцеловала его, так что бедняга чуть не упал.
– Ты не поверишь, кого я сегодня видела!
– Почему же? Очень даже возможно! И..? – он очаровательно улыбнулся.
– Ангела. На кладбище, – несмело сказала я.
– В этом нет ничего необычного! Как и в том, что ты прощена!
Антон звонко рассмеялся. В лучах заходящего солнца, ронявшего свет через окно, он был как две капли воды похож на того Ангела, который мне встретился сегодня. Мое сердце успкоилось…

@музыка: ...

@настроение: ...

@темы: жизнь, моя проза

22:02 

Очищение

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
без лишних слов 2я часть трилогии.

Очищение.



Алла с нетерпением ожидала выходных. Она тщательно готовилась к предстоящей работе, хотя и не могла точно представить, что именно от нее требовалось. Она долго думала, как спрятать изъяны ее «наряда», и наконец, решила распустить свои длинные волосы, чтобы они закрывали распоротый на лопатках плащ. Накануне отлета ей не спалось, потому что жутко зудела спина. Она снова осталась дома одна и позволила себе расслабиться. Алла вышла на кухню и увидела за окном сказку: в белом свете ртутного уличного фонаря кружились и падали большие мокрые снежинки, как мушки. Небо на востоке уже озарилось тусклым свечением, и девушка заварила себе кофе. Сбросив халат, она дернула плечами, и крылья с шелестом расправились. «Недурно!» - сказала она сама себе и чуть подпрыгнула. Удерживая равновесие, она сняла чайник с плиты и налила кипяток в кружку – крылья прекрасно держали равновесие. Раздался телефонный звонок.
– Алла? Это ты?
– Даня? Я уже готова.
– Слышу шелест крыльев. Охотно верю. Приезжай на Римскую на метро, я встречу. Указания дам на месте.
Посланник Истины бросил трубку. Алла взвизгнула и перекувыркнулась через голову. Прыгая на одной ноге, она натянула джинсы и сапоги и, счастливая, выскочила на улицу. Мокрый снег, выпавший ночью, покрыл дороги слоем скользкой противной слякоти. Девушка хотела полететь, но, превозмогая брезгливость, шла по этой пакости в теплое метро. Там было очень людно: все автолюбители отказались стоять в пробках и пачкать своих железных коней.
Выбравшись из подземки на грязный московский воздух, Алла задумалась – точных координат встречи Даниил ей не дал. Но снова теплая рука коснулась ее плеча. На этот раз Даниил был облачен в балахон с капюшоном, укрывавшим от всех проявлений непогоды.
– Мое почтение. Давайте побыстрее скроемся от лишних глаз в какой-нибудь тихий дворик.
– Может кафе? – спросила девушка.
– У стен есть уши, повсюду грязь и ненависть.
Алла кивнула, и юноша быстро потащил ее куда-то за заводы в тихий дворик. Там, на грязном дырчатом снегу, копошились вороны. На веревке, протянутой между чахлыми деревьями, болтались жалкие пожитки местных поселенцев. Сами они обретались в кирпичных двухэтажках, на нижних окнах которых даже не было решеток. Молодые люди уселись на бревно.
– Твое задание будет предельно просто: мы обнаружили, что одна интересная личность полностью разуверилась в жизни и хочет стать летуном.
– Кем-кем? – переспросила девушка.
– Самоубийцей – летуном, который спрыгнет с моста в реку. Ничего общего с нами! – Даниил дьявольски захохотал. В его серых глазах заплясали огоньки. Он поднял голову и стал пялиться в небо.
– Так что мне надо делать?
– А, увлекся. Вот, возьмите эту бумажку и езжайте туда. Это недолго. Главное, помните, вы узнаете этого человека сразу. Кем бы он ни был. Как только решите, что это именно он или она, скажите: «Идущий по дороге знает, как труден путь. Но тот, кто осмеливается искать Истину, знает, что пути не существует».
– Что-нибудь еще? Может какие данные? Что собственно, от меня требуется.
– Отговорить его от самоубийства. Это не так легко, как кажется.
– Завербовать? –спросила Алла и демонстративно провела рукой под горлом.
– Ни в коем случае. Только указать направление пути.
Тяжело поднявшись, Даниил склонился над ее лицом и прикоснулся губами к ее лбу: «Пусть Око Истины следит за тобой». Алла зажмурилась, почувствовав, как холод пробегает по спине. Открыв глаза, она увидела, как юноша расправляет крылья и взмывает ввысь.
Совсем рядом находилась платформа. Девушка купила билет и села в электричку, ей повезло, что поезд шел в пункт назначения. За окном проносились леса и поля, нагие и мрачные, сменялись поселки и небольшие города. Наконец, поезд сбавил ход и по развилке ушел с основного пути, въехав в промзону. Она была разрушена почти полностью. Очевидно, пик производства приходился здесь на 1970-е, потому что тридцати лет вполне достаточно, чтобы проржавело железо, рассыпались склады и начала гнить арматура. Красно и ченокирпичные здания выглядели уныло и пусто, в черных окнах с разбитым стеклом гулял ветер, гудя в фабричных трубах. В цехах плавки не теплился металл, бетонные блоки и балки гнили под дождями. Кое-где полотно железной дороги разбегалось к семафорам и прочим знакам, прячась за проходные, помеченные черно-белыми полосками. Иногда попадались переезды без барьеров, где стояли негодующие водители. Электричка остановилась, пассажиры вышли и отправились в город. Руины старого моста вели куда-то в самое сердце промзоны. Алла не знала, что делать: адрес был указан именно этот, но никаких сторонних людей она не видела.
Она, недолго думая, забралась на полуразрушенный мост, испытывая все большее желание раскрыть крылья, как увидела, что с конца города навстречу ей идет странный человек средних лет, укутавшийся в пальто и подранный шарф. Он остановился в паре метров от нее и склонился над поручнем, точно вымеряя расстояние до земли. Затем он поднял уставшие глаза и посмотрел на коптящую трубу котельной, сжимая горло. Алла тихо прошептала «Идущий по дороге знает, как труден путь. Но тот, кто осмеливается искать Истину, знает, что пути не существует».
– Что вы сказали? – хрипло спросил он.
– Я говорила об Истине и путях ее поиска.
– А, ну что ж, ваше права. Только слова мне кажутся знакомыми. По виду вы – из столицы. Что вам делать тут, среди этих разрухи и запустения?
– К родственникам ехала, да вот адрес не тот сказали, когда следующий поезд?
– Через пару часов. Можно я посмотрю адрес?
– Не стоит, – сказала девушка. – А что вы делаете на мосту?
– Уже не знаю. Я устал. Вы понимаете меня?
– Разумеется. Нам стоит спуститься вниз, здесь холодно и ветрено.
Мужчина кивнул и послушно последовал за Аллой. Она провела его сквозь расщелину в бетонном заборе под навес около цеха. Девушка сама не понимала, почему ее так влечет туда. Где-то внутри горела желтая лампа, слышались звуки ковки – жизнь в руинах продолжалась. Стелился по снегу лист железа, гонимый порывами ветра, с кыш свисали последние сосульки. Алла заметила, что у ее собеседника за спиной болтается тряпичная сумка, и вскоре он вытащил оттуда термос с чаем.
– Будете? Сладкий!
– Зачем самоубийце чай? – проницательно спросила она.
– Откуда вы знаете? – спросил он подавившись. – Я никому этого не мог сказать, никаких предсмертных записок…
– У вас на лице написано. Я прочитала.
– Тогда быть может, вам суждено исцелить меня от этого недуга?
Алла удивилась. Незнакомец сам хотел исцеления, и это было ей в диковинку. Она никогда не работала психологом.
– Скажите мне ваше имя.
– Виктор.
– Победитель значит. Вы можете выиграть эту схватку с судьбой. А почему вы докатились до такого?
– Тотальные неприятности в жизни. У меня не осталось волею Судьбы родных и заработка. Я нищенствую. У меня много идей, но никто не воспринимает их.
– А чем вы занимаетесь? – спросила девушка, взяв у него чай.
– Я неудачный архитектор. Я хотел усовершенствовать эту застройку и подчистить заводы, но местные власти против самодеятельности.
– Власти всегда против. В нашей стране. У вас есть эскизы?
– Да, вот они. – Виктор закашлялся и достал мятую кальку, исчерченную карандашом.
Алла восхитилась. На ней были начерчены величественные здания из металла и стекла, высокие и просторные, устремленные в небо, а не стелющиеся по земле.
– Виктор, вы не в ту инстанцию пошли. Вам бы в Московскую застройку…
– Столица сожрет меня. Вместе с идеями.
– Вы правы…. А ремонтировать вы не пробовали?
Вдруг мужчина задумался и подпрыгнул на месте.
– Ну конечно! Я же делал проект здания школы! Невысокое, в форме буквы Н, с зимним садом и спортзалом! Там же только улицу перейти…
Девушка увидела, что его лицо оживилось, а в глазах загорелся свет.
– Спасибо вам, незнакомка, за то, что показали направление выхода! Я заложу кое-какое барахлишко и покажу им, чего я стОю! Позвольте лишь узнать, кто вы.
– Носитель истины. О двух крылах.
Алла встала, убрала со спины волосы, и раскрылись черные крылья.
– Свят-свят, черный ангел! Я хоть и неверующий и непьющий, но такое вижу в первый раз.
– Ваше счастье, если в последний. Прощайте!
Темнело. Алла стремительно взмыла ввысь и полетела вдоль железнодорожных путей, оставив позади грязь и разруху заводов. Ей не хотелось сидеть в душном вагоне, хоть ветер дул в лицо и трепал плащ и крылья. Теплый ветер. Весенний ветер. Иногда она теряла путь и сбивалась, улетая куда-то в лес или поле, но потом возвращалась на свет фонарей. Вскоре свечение перед глазами стало ярче – Москва. Алла притормозила и оглянулась: закат был алым и чистым, надвигалась ясная ночь. Дальше лететь на такой высоте было просто опасно, поэтому окрыленная спустилась ниже и отчетливо увидела людей и машины. Здания становились выше, и приходилось отлетать от окном подальше, чтобы люди не заметили. Вдруг, уже на ближе к дому, она услышала знакомую мелодию и спустилась, убрав крылья. Идти на мнимый зов было крайне неприятно, но голос поющего ей был знаком.
Сквозь белые рожицы холодов,
Сквозь мерзлые кратеры стадионов
Я слышу, как в крошеве проводов,
Хвостами сшибаются радиоволны.
Уже доля каждого сочтена,
И выжившим велено отсыпаться.
Самая первая седина.
Появилась, когда тебе стало за двадцать.
Она подбежала к скамейке, где сидел поющий, и поняла, что это Даниил.
– Ты вернулась! Рад, рад, что все прошло удачно. Нас даже почти устроили твои методы. Надеюсь, что результат оправдает те средства. Ты дала ему шанс проявить себя и уйти от грязи. Ты совершила первое очищение!
Алла осторожно села рядом и подумала: «а как же оплата?» Похоже, юноша понял ее мысли. Он взял ее руку и положил в нее конверт.
– Вот, на первый раз должно хватить. Пока больше заказов нет, если ты оставишь мне свой электронный адрес, я буду информировать тебя. Пока придется выполнять грязную работу, но, когда заслужишь имя, сможешь выбирать кандидатов.
– Спасибо, Даниил. А скольких ты… спас? – спросила она, записывая на листке адрес
– Хм… много, много душ невинных. И еще больше я спасти не смог.
– Ты и не смог? – удивилась Алла и посмотрела в его лицо. По щекам его скатывались слезы, замерзая на ветру.
– Не всякий так легко соглашается. Говорить о недостижимой и несуществующей Истине сложно, я даже сам иногда не верю.
– А я… всегда знала, что Истины нет. И не боялась, - тихо ответила она.
– Засиделись мы тут, пора бы и расходиться, мне еще за нарядом лететь.
И он отпустил ее руку. Обычно Алла не любила, когда ее трогали, но сейчас она не была против. Только теперь девушка заметила, что Даниил не собирал крылья, и прохожие могли видеть их. Но никто не проходил рядом. Юноша провел рукой по щеке Аллы. «До встречи, Алла. Подумай о том, как ты будешь действовать в следующий раз» - шепнул он и взвился ввысь так же стремительно, как и утром.
Алла побрела домой по ночной Москве, которая была особенно красива летом, а сейчас все еще тонула в грязи. Дома ее встретили родители, поинтересовавшиеся почему девушка вернулась в столь поздний час. Но, вспомнив о том, что этот день был неучебным, она оставили пустые расспросы и напоили ее душистым кофе. Ночь не отступала. Алла снова не могла уснуть. Она включила компьютер, и его одиноко светящийся монитор составил ей компанию. Усыпляющее шелестел жесткий диск. На почту ей пришло письмо:
Сквозь нынешний день, не лишенный надежды,
И завтрашний выглядит необозримым.
Но небо уже самолетов не держит,
Но небо уже наливается дымом.
Вы очень талантливая, далеко пойдете. С вам в любом случае будет приятно работать. Вам в отваге не занимать – лететь до столицы и надеяться, что не заметят. Даниил.
Алла улыбнулась, она никак не ожидала такого от добродетельного молодого человека. Она легла уже под утро, благо на следующий день ей не надо было вставать спозаранку. Ее преследовал образ окрыленного создания, с которым не хотелось расставаться.
Но того, что хотелось бы вновь обрести
Нет даже в туманности Андромеды.
Эти слова кружились в голове, как назойливая муха в комнате, не давая воспаленному мозгу покоя. Алла думала о том, кого она смогла спасти, и кого ей еще предстояло. Очищенная душа Виктора показалась ей столь малым деянием, что ношение крыльев не компенсировало этого. А в конверте лежало 2500 рублей…

@музыка: человек и кошка плачут у окошка

@настроение: хреновое

@темы: моя проза, жизнь

∞ Бесконечная Вязь Мыслей ∞

главная