Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: непознанное (список заголовков)
20:08 

желтая стрела

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
В последнее время все чаще меня обуревает ощущение нереальности происходящего.
Что я сижу в матрице.
Что я, ты, все мы едем в эдакой желтой стреле к разрушенному мосту, а вокруг сухие степи, и нет им ни конца, ни края.
И вот-вот я найду ответ на терзающие меня вопросы, но нет. Чем больше думаешь об этом, тем дальше ответы, если они есть вообще.

И я все больше убеждаюсь, понимаю для себя, что нет никакого бородатого мужика на небе, ни рыжего чертяки под землей, ни хранящего провидения, ни медитирующего сонного многорукого бога, который своим сном создает наш мир.

Есть случайность. Есть энтропия. Есть атомы U-238, которые видели детство этого мира, и половины которых уже нет.
Когда придет конец клеткам, из которых мы состоим, когда пустота атомных связей разрушится, мы превратимся в соединения азота и углерода, покормим червей, превратимся в дерьмо, а потом на нас вырастут цветы. Или не цветы.

Потом ничего не будет. Может быть, проснется кто-то другой, покричит первый раз, родившись из инкубатора, но это уже буду не я, и это все будет не со мной.


Вы всегда были горячим проповедником той теории, что по отрезании головы жизнь в человеке прекращается, он превращается в золу и уходит в небытие. Мне приятно сообщить вам, в присутствии моих гостей, хотяони и служат доказательством совсем другой теории, о том, что ваша теория и солидна и остроумна. Впрочем, ведь все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. (с)

@музыка: Interstellar OST

@настроение: в ударе

@темы: холод, непознанное, мысли

10:56 

lock Доступ к записи ограничен

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:20 

город-призрак

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
мы все же съездили туда. Ура ура ура. 500 избранных кадров на троих, масса впечатлений от декоративных руин и горы черного юмора. Основной отчет под катом, а это Чейлинхолький домик. На затравку, как говорится. А вид этого здания спереди очень уныл, хотя определить, где перед, где зад, в самом деле трудно

итак, это место находится недалеко от Санатория Мцыри под Фирсановкой м-на Химки 55°55'41.99, 37°14'28.14. Ехать оттуда на автобусе следует до конечной и идти пешочком по дороге и внезапно увидеть корабль

далее веду свой рассказ
Обливион таки Обливион


эти декорации строили кто-то и зачем-то, пока неведомо мне. По приезде мы обнаружили, что за вход придется выложить 100рублей, но нас это не смутило. Похоже, что декорации стали уже разбирать. Людей посетителей почти не было, и иллюзия архаичности с флером сюра сохранялась достаточно долго

читать дальше

@музыка: БГ

@темы: архитектура, готишно, непознанное, понравившееся, я

21:09 

симфония звуков

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
помимо того, что я напишу о том, как я чувствую звуки, я покажу свои метаморфозы
я была в деревне, жаждала возможности фотографировать закат и залезла ради этого на навозную кучу, и вот свершилось! я покорила ее и стала ее королевой!

читать дальше

а теперь о симфонии звуков. Я люблю слушать звуки. И поймала себя на мысли, что хочу их компоновать. В последнее время у меня вообще обостренное восприятие чего-либо, как-то: цвет, звук, запах...

природа:
капли дождя по песку, шелест листвы, шорох жухлой травы и опавших листьев по осени, шепот ветра в долине, хруст ветки в лесу, дробь дятла, плеск воды в горном ручье, отдаленный рокот грома, треск костра, шум леса, стрекот цикад, мурчание кота, уханье совы, трель соловья, звуки вечера

человек:
скрип половиц под шагами человека, который не хочет быть раскрыт, шаркающие шаги старушки, шум от колес машины по влажному асфальту на скорости не более 40км\ч, звук расстегиваемой молнии, звон механического будильника, гудки под утро на фабрике, ночные гудки тепловоза, рокот недр эскалатора, скрежет реостата при разгоне электрички, визжание проводов ЛЭП, жужжание кулера в компьютере, частота 440Гц при настройке метрономом, бряцанье деревянных деталей украшений, оркестровые колокола, переборы арфы, хруст костей, труба граммофона

а еще у прикосновений точно есть звук. их кожей слышно. странно звучит, но это так. Особенно это четко слышится, когда человек где-то позади...

и что-то хочется послушать Стинга. И поставить пластинку на патефон и застрелиться)

как в том анекдоте:
Петька - ВиЧ, сессия приближается!
ВиЧ - Погоди, Петька, пусть поближе подойдет! :susp:

@музыка: Sting

@темы: интересности, непознанное, я

21:56 

перепутье №1

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Новая проза, новые идеи, новые веяния.

Перепутье.


Если твой разум разумеет, ты спросишь, кто мы? Спроси землю, землю страдания и землю любимую. Кто мы? Мы – земля!
Текст древних майя, перевод И. Ефремова

Но я твердо верил, что не прошло время жестоких чудес.
С. Лем


1.
Звездолет медленно приближался к околоземной орбите, и уже отчетливо через крохотные иллюминаторы можно было рассмотреть континенты и светлые пятна суши, освоенной человеком. Пассажиры заметно оживились, зная, что скоро придет конец долгим снам в криокамере и тряскам при прохождении астероидных поясов мертвых планет, и наконец-то можно будет пройтись по живой земле и вдохнуть живого воздуха.
– Господин Коно-Нов, расстояние до точки приземления равно пятистам тысячам условных единиц. Весь экипаж и все пассажиры прошли через комнаты карантина, к высадке готовы.
– Тацития не забудет ваших заслуг. Командир Ир-Мас, снижайтесь на орбиту. После прохождения полных трех оборотов вокруг планеты, отправляйте пассажирские катера. Помните, что вы будете гостями. Позиция ориентира – 37°36' восточной долготы и 55°49' северной широты, шпиль высокий, не ошибетесь.
– Да, господин Коно-Нов. Где назначена встреча?
– В 8 часов утра по местному времени у дюз ракеты «Восток» к северо-востоку от места встречи. Вас встретят представители космодрома.
Сеанс связи завершился, и вдохновленные скорым прибытием тацитиане разошлись по своим местам. Голубая планета обещала быть гостеприимной к сынам синей планеты безмолвия.

2.
«Утро красит нежным светом стены древнего Кремля…» – донеслось пение из динамиков стереосистемы. Москва была не майской, она уже отпраздновала день города и приняла на себя удар сентября.
– Просыпается с рассветом вся советская земля, – пропел в такт музыке Евгений.
Он очень удивился, что на шоссе никого нет. Конечно, было только 9 утра, и нормальные люди уже уехали на работу, а ненормальным на дорогах делать было нечего, но все казалось действительно очень странным. Осень в этом году пришла рано, еще в конце августа, и кругом уже блистали на солнце золотистые и рыжие листья. Вдруг Евгению показалось, что кто-то выпрыгнул из кустов. Он резко затормозил и выругался, посмотрев в зеркало заднего вида: за ним никто не ехал, а значит, он не спровоцировал аварийную ситуацию. Выйдя из машины, он изучил асфальт, но не увидел никого: ни кошки, ни бездомной собаки, ни даже зайца. Рядом шумел измайловский парк, темной громадой заслоняя небо. Юноша отчетливо помнил, как однажды он сбил обезумевшего зайца в Битцевском лесном массиве. Сейчас ему ни к чему были любые проблемы – он перегонял машину для друга. Конечно, Женя хотел бы проехать от Партизанской, но его попросили ехать именно по прямому шоссе до одноименной станции метро.
Евгений сел в машину и продолжал путь. Но его не покидала мысль, что он все-таки видел кого-то, кто выпрыгнул под колеса подержанной Тойоты. Вокруг дороги были только «в багрец и золото одетые леса». Листья падали на сырой асфальт, прилипали к шинам и подошвам, и стирались в пыль. Он и не заметил, как приехал к выходу из метро.
Антон курил, как-то нервно озираясь вокруг. Увидев свою машину, он бросил окурок, вытер руки о смятый платок и подбежал к Евгению.
– О, здорова, дружище! Я вижу, ты рано… я же просил в десять!
– Прости, Антон, но мне нужно кое-куда еще зайти с утра. Вот машина, в ней все, что ты просил.
– Ничего не произошло за время перегона? – он пристально посмотрел на Евгения.
– Ничего. Я всегда вожу аккуратно, – ответил юноша, не подавая виду.
Пожав плечами, Антон вручил другу деньги, сел в машину и уехал прочь. Раздался звонок трамвая, на секунду застывшего на крутом вираже поворота. Открылись двери-гармошка, и высыпали на улицу люди; толпа тут же потекла в метро, и юноша слился с ней. Он выбрал короткий путь до Университета через кольцо, что означало, что ему не удастся поспать. Евгений не думал о том, как будет выбираться из вагона: час пик остался позади, и пассажиров в подземке было мало. Но на красную линию всегда садилось много, и на Парке культуры ему пришлось потесниться. На Воробьевых горах он выбрался на свет божий и полюбовался видом на реку.
Здесь, на юге, было ощутимо прохладней, чем на востоке столицы. Москва-река мирно несла свои воды вдаль, а за ней курились трубы заводов. Евгений медленно прошел по тенистым аллеям к смотровой площадке и стал ждать Ангелину. Стоил ему вспомнить о ней, как от нежности и любви сжималось сердце. Юноша не знал, сколько ему придется стоять на продуваемом всеми ветрами пятачке, выложенном гранитом, но как истинный рыцарь он купил розу. Пальто, конечно, не давало замерзнуть, но ноги, тесно зажатые в стильных лаковых ботинках, протестовали против первых холодов.
Евгений решил, что стоять просто так и пялиться вдаль, это глупо, и пошел прямо к Университету. На скамейках кое-где сидели то ли студенты, то ли просто молодежь (субботнее утро, однако), но девушки не было. На миг юноше показалось, что дрогнула земля, и все птицы сорвались с насиженных мест и с гомоном взвились в небо, но нет: все было, как прежде.
Вдруг на ступенях корпуса появился силуэт, который быстро приближался к аллее. Это была она, Евгений точно знал. Быстро семеня ногами в кожаных сапожках, Ангелина, его ангел, Анжелочка, бежала к нему навстречу. Кашемировое темно-серое пальто развевалось, застегнутое на верхние пуговицы, а синий шарф так и норовил сползти с плеч. Девушка бросилась ему на шею.
– Анжелочка, моя дорогая! Как же я рад тебя видеть!
– Привет! Ты долго ждал меня? Замерз топтаться на одном месте?
– Нет, я недолго тут. Наконец, оставил пыльную работу и вырвался домой.
Он достал из-за спины розу. Тонкими длинными пальцами девушка бережно взяла цветок, посмотрев в покрытую росой розетку, и восхитилась.
– Ах, какая красота! Люблю розы, ты знаешь. Вот нас сегодня отпустили со скучнейшей лекции по лингвистике, а страноведение перенесли. Вот незадача!
– И ты просто так ушла?
– А что мне там делать? Тему для курсовой еще не дали, друзья сегодня празднуют, а вот ко мне приехал ты. Это же праздник! Наш праздник, Женя!
«Конечно, это праздник. Мы слишком долго не виделись, чтобы впустую тратить время» – подумал Евгений. Ангелина достала из сумки фотоаппарат и встала подле каменной ограды, отделяющий мир Воробьевых гор от низины реки. Вся Москва была как на ладони: все крыши, все улочки, все высотки, подпиравшие шпилями облака. Девушка все делала снимки, пока юноша довольствовался тем, что мог видеть ее. Она казалась счастливой, но он чувствовал, что все совсем не так. Они познакомились три года назад, случайно, на каком-то брейн-ринге. Евгений тогда еще учился, а теперь он уже вовсю работал. Он мог бы похвастаться, что его девушка учится на четвертом курсе МГУ отлично на переводчика, но это было глупо.
Девушка обернулась к нему и попросила снять ее на фоне свинцовых облаков и осенних деревьев. Щелкнул затвор зеркальной камеры, и облик дорогого человека запечатлелся навеки. На ее бледном овальном лице почти не было видно этих ужасных синих полосок-татуировок, окаймлявших глаза и вившихся по вискам и скулам. Непослушные длинные волосы шевелились на ветру и заставляли ее жмуриться. Темные, почти черные, глаза поглощали внимание. Все внимание, которое Евгений мог подарить ей сейчас.
– Ну что ты так смотришь на меня? Сказать нечего?
Сказать ему действительно было нечего, поэтому он просто склонился над ней и поцеловал ее в губы.
– Будь у меня в руках небесный шёлк,
Расшитый светом солнца и луны,
Прозрачный, тусклый или тёмный шёлк
Беззвёздной ночи, солнца и луны,
Я шёлк бы расстилал у ног твоих,
Но я бедняк, и у меня лишь грезы,
Я простираю грезы под ноги тебе.
Ступай легко, мои ты топчешь грезы.
– Зачем такое уныние, Женя. Я прекрасно знаю это в оригинале, и там немного другое настроение. Но да, мои ты топчешь грезы.
Он увидел, как становятся влажными то ли от внутреннего горя, то ли от ветра, ее глаза.
– Почему я делаю это, скажи!
– Ты иногда со мной, но чаще вдали, в бесконечной недосягаемой дали. Но не в этом суть. Ты не слышал, как вздохнула земля, как она застонала?
– Когда? Брось эти глупости, тогда на всех душой не напасешься! – сказал он и все же дрогнул на мгновенье.
– Вчера вечером я слышала, как будто что-то упало в тело города, проткнуло его и ушло вниз. Студенты говорили о каком-то НЛО под Истрой. Чудно, правда?
Евгений кивнул. Ему показалось, что на мгновенье эти ужасные синие полосы на ее лице стали более насыщенного цвета, воспылали, как летнее небо, но тут же стали блеклыми. Так часто бывало, если Ангелина негодовала или злилась.
– Давай пойдем пешком. Погода хорошая, а может и снимков сделаем.
Юноша согласился. Его пассия жила в Черемушках, и часто весной и осенью ходила из института домой пешком, потому что от главного корпуса было добираться до подземки не близко, а на самом метро приходилось пересаживаться. Они шли по оживленным улицам, и их не смущали люди, выбравшиеся прогуляться по родному городу в такую погоду. Достопримечательностей в том уже спальном районе не было, а Шаболовская башня находилась далеко к северу. Разве что пройтись по тихим аллеям?
– Слушай, а ты никогда не задумывался, почему мы, столь продвинутые и подкованные в технологиях, земляне, не нашли чужеземной жизни, не вступили в контакт? – спросила девушка.
– Я иногда думаю об этом, но сдается мне, что нам просто не хотят открыть себя те, кто уже давно среди нас.
– А я иногда ночами не сплю. Ведь есть же свидетельства о том, что все так, все есть, просто мы слепы…
Это была одна из ее параноидальных идей. Девушка долгое время грезила о встрече с представителями внеземных цивилизаций, начитавшись фантастических романов именитых авторов, и иногда пугала этим Евгения. Но он свыкся даже и с тем, что Ангелина неведомым образом могла легко заучить любой язык, хоть и не всегда понимала то, что она говорит. Был прецедент, когда она случайно услышала разговор тайцев где-то в центре Москвы и невзначай помогла решить им трудный спор, забыв про этот случай. Но те, кто шли рядом с ней, все запомнили надолго.
Квартира у девушки была большая, трехкомнатная: они жила с родителями, а третья комната пустовала. «Мам, пап, я пришла. Со мной Женя». Но никто не отозвался, только старая полосатая кошка мяукнула с кухни и демонстративно подошла к холодильнику.
– Опять они ушли. Ладно, Мурка, сейчас я тебя покормлю.
– Кажется, твоя кошка была более пушистой! – заметил юноша.
– Скоро зима, снова прорастет подшерсток, и ей будет тепло.
Евгений прошел в ее комнату и по совместительству рабочий кабинет. Там царил порядок: все вещи были четко разложены по своим местам, книги с закладками дремали на стеллажах, диван спрятан под покрывалом, ковер вычищен, стол прибран. Только на полу небрежно разбросала хозяйка корявые рисунки каких-то инопланетян, придавив их стопкой фантастики Азимова. Остальная классика висела прямо на полке перед столом.
– Располагайся, будь как дома. Чай, кофе, какао, печенье?
– Ничего, только хлеба.
Ангелина принесла щедрый ломоть и чинно уселась за стол. Небрежно включив компьютер, она уставилась в потолок.
– И почему я не умею рисовать? Посмотри, это все, о ком я читала в книгах и те, кто приходил ко мне во снах. Они говорят, что настанет день, когда меня позовут обратно. Чем, чем я хуже обычных людей?
– Ты придаешь слишком большое значение этим домыслам. А другие люди просто не замечают необычного, смирись, – попытался утешить ее Евгений.
Девушка достала толстый фолиант словаря и стала переводить, а юноша принялся заканчивать чертеж одной детали. Работа такая. «И почему у нее нет Autocad-а? Как мне работать тогда?» Но руки водили карандашом по плотной бумаге, и он оставлял черный графитовый след – аккуратную выверенную линию.
– А мне мальчика на репетиторство дали. В бауманку хочет поступать. Смешной такой, но голова светлая, – начал было Евгений, но тут же осекся.
– Да, бывают хорошие дети, с которыми приятно поговорить. Вчера видела странного мальчонку на Алексеевской. Подошел ко мне и говорит: «Тетенька, а вы не знаете, как поскорее добраться до Проксимы Центавра?» Я так и осела. Я, конечно, знала, что до нее больше четырех световых лет лететь на субсветовых скоростях…
– То есть, мальчик хотел пересечь расстояние, равное 1,3 парсека за просто так ни дать ни взять, как будто съездить из Москвы в Питер?
– Да! И это в нашу эру, когда мы месяцами летим на красный унылый Марс, и боимся нос высунуть из солнечной системы, а гордимся тем, что Хаббл обозревает видимую часть Вселенной. Фи, – брезгливо заметила она.
Она снова уткнулась носом в свои переводы. Случайная встреча не давала ей покоя, Евгений это видел. Как человек, изучавший физику, он заметил ошибку в ее расчетах относительно пути к Проксиме Центавра, но ничего не сказал. Идея виделась ему абсурдной. Вскоре Ангелина устала и, покачав головой, принесла горячий чай.
– Ты не мог бы сделать мне массаж, я устала сидеть.
– Как всегда, спину и плечи? – спросил юноша, разминая руки.
Девушка одобрительно кивнула, и вышла из комнаты. Она немного стеснялась его, и разделась в ванной, накинув на плечи полотенце. Евгений разложил диван и постелил себе матрас, чтобы не стоять коленями на жестком полу. Несмотря на то, что ростом Анжела была невелика, сложением она обладала атлетическим, всегда занималась гимнасткой и делала зарядку по утрам, поддерживая физическую форму. Девушка легла на уготовленное ложе, а Евгений капнул душистым маслом на ладони, и стал легко растирать ее спину. Он боялся задеть шрамы около лопаток, доставлявшие ей боль. Никто не знал, откуда они, Ангелина считала, что они даны ей с рождения. Синие полосы татуировок змейками шли от головы к груди и заканчивались на левой руке, похожие на очень широкие вены. Неприятных ощущений хозяйке они не доставляли, но пугали других слабонервных людей. Девушка не раз пыталась смыть или свести эти знаки, но попытки оставались безрезультатными. Врачи только разводили руками, ибо на жизнь носителя это никак не влияло. При определенных условиях они темнели и теплели, но не более.
Кожа у Ангелины была бледная и нежная, будто девушка не загорала. Евгений бережно разминал суставы, бормоча какую-то ерунду. Его ловкие пальцы сновали вдоль позвоночника, и девушка изредка постанывала от удовольствия. Юноша жалел, что не мог сделать массаж себе сам. Когда он закончил, то отвернулся, чтобы не смущать свою пассию.
– Хорошо-то как! Будто заново родилась!
– Я не мастер, так просто, научили меня врачи…
– Извини конечно, но я хотела бы принять душ, и мне много делать. Мы как-нибудь потом еще посидим, ладно?
Евгений только кивнул: здесь он был не властен. Собрав свои вещи и чертежи, которые оставил в прошлый раз, он был готов уйти, но Ангелина не отпустила его просто так. Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его на прощанье. Губы у нее были прохладные и почему-то посиневшие.

@музыка: The Beatles - Blackbird

@настроение: гуд

@темы: моя проза, непознанное

20:39 

лучший город земли

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
без картинок пока

И плевать, что он грязный, что в нем полно нерусских, что в нем преступность и пыль.

Это моя Столица. Не Ленинград, не Электросталь - это МОСКВА

и пусть она уже сто, двести лет не такая, как была когда-то. Когда Тушино было даже не окраиной, когда Воробьеву слободу выкупила жена Василия Первого, когда на м. Пл. Ильича стоял верстовой столб - до мосты две версты, когда вместо Бауманки была окраинная немецкая слобода, когда метро еще только строилось, и эпических пересадок на Пушкинской и Арбатской еще не было, а дивный монорельс еще и не снился горожанам, когда...

Впрочем, я заговорилась, и вас ждет длинный пост под катом


Собственно, ехала я за сумкой в магазины фирмы Медведково маме. Мы решили искать в Кузьминках (нам удобнее так ехать) и выбрала я сумку за 750р. черную, без рисунка, из кожзама, модель как тут
сумка с их каталога

а вообще, я ехала покупать ежедневник другу на прошедшее ДР, а также грозилась надыбать бубен.
и где вы думаете, я его нашла? В нотном магазине на Тверской, где моя мама собирает хоровые партитуры. Она и себе купила, и мы еще треугольник взяли. Теперь паренек может исполнять танец сисадмина)

А гулять мы ходили на Воробьевы горы. Честно, для меня было откровением, что эта станция висит над Рекой на мосту) Я знаю, что перегоны Автозаводская- Павелецкая, Волгоградка - Текстильщики проложены над землей, а про Сокольники забыла)

станция чистая, красивая, с видом на Столицу и Лужники)

а потом мы пошли на смотровую площадку. Через Парк. Это восхитительно. Свежий воздух, вековые деревья, утки, дрозды рябинники - тысячи их! Они нагло выпархивали из под ног в поисках червей, повсюду повсюду. И щеглы попадались, и орущие птенцы синиц, выпрашивающие еду...



а теперь зарисовка.


...Я стояла у гранитных поручней, вдыхая аромат озона. Приближалась долгожданная тяжелая гроза. Свинцовые низкие тучи окутали уже всю Столицу, от Ясенева, Филей и Тушина до Измайлово, Люблино и Люберец. Весь город уже был поглощен тьмой - где-то больше, где-то меньше, и спасения ждать было не откуда. Становилось ужасно душно, высокая влажность не давала сырым полам плаща высохнуть, и я наверняка уже испачкала его о придорожную пыль. Слева, где-то над Свиблово сверкнула молния, и казалось, что ее следующий удар поразит Останкинскую телебашню. Но глухой раскат злого грома последовал не сразу, и еще долго пылали зарницы, прежде чем я услышала его. Но он был силен, и я невольно вжалась в теплый камень поручней, отполированных руками тысяч гостей.
Да, Москва была уже не та, что раньше. И люди были другие. прав был мессир, говоря, что квартирный вопрос их только испортил. Жестоко поднялась стоимость квадратного метра жилья, начались эти войны насмерть за квартирку в пределах Садового. Каждым утром с окрестных городов, со всей области на работу спешили люди. А раньше на Прудах и на Арбате было так хорошо и тихо.
Мои размышления прервал новый раскат грома. На этот раз небесное пламя осветило шпиль высотки. Странно, что посланник опаздывал. Я уже стала волноваться. Тяжелые холодные капли дождя уже ложились на вожделевшую его землю, прибивая пыль и грязь. Быстрое приближение накликанной бури сопровождалось штормовым сметающим ветром. Никто из студентов не бежал на трамвай или метро - все остались пережидать ненастье в корпусе.
Вдруг моей руки коснулось чье-то горячее кожистое крыло. "Госпожа, госпожа, вас ждут" - пропищал бесенок. Маленький, огненно-рыжий. "Где именно, ерт тебя подери!" - "Калужская площадь" Я только усмехнулась. Чертенок кувыркался через голову, и его, казалось, ничуть не беспокоила гроза.
А молнии были все ближе. Они не очищали - сжигали дотла. И вот мутная пелена проливного дождя накрыла стеной Новый Арбат и Садовое. Заунывно зашелестели деревья, умоляя погоду о пощаде. Гул нарастал, и земля вот-вот взорвалась бы, но нет, это всего лишь почудилось мне. Я встряхнула головой и отпустила чертенка. Он, словно огневая стрекоза, помчался к универститету. Я подняла голову к чужому мертвому небу, которе раньше было родным, и хоть я и часто бывала в его нижних слоях, не принимало меня более. Уже ледяные капли дождя упали на опаленное адом лицо мое, и я моментально продрогла. Распустив черные крылья и подвязав плащ, я встала на ограду. Вид был прелестен. Вся москва как на ладони. И пусть сокрыта дождем - но вся, у ног моих...
В такт очередному удару молнии я сорвалась вниз, на Воробьевы, и, вынырнув над лесным массивом, помчалась в сторону Шаболовской Башни.
ее еще не скрыло ненастье...

@музыка: Браво - Лучший город земли

@настроение: гут

@темы: демиурги, жизнь, непознанное, понравившееся

20:17 

Электросталь + обо мне

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Я хочу вам рассказать немного о себе и показать фотки и рассказать чуть об истории моей Электростали.

Сначала о грустном.
Я выступала на олимпиаде в Зеленограде. Наш МЭИ заслужил отточенными действиями команды и старосты 1 курса сброной 2 место на Московской городской олимпиаде по математике среди вузов. В этом году мы обошли МАИ и пропустили вперед только гениальных бауманцев!

уря.

мой мч, нагло оравший после неудачного решения задач, что все профессоры козлы и тд и тп, и что он не хочет сдавать сессию, получил 1,5 балла. староста моей группы 1,5 балла и профорг 1,25 балла.
был уговор, что за опр. кол-во баллов завкафедры поставить автомат по алгебре, а за место (как у г-на старосты сборной курса) выставят по желанию матан или линал.
мне нифига. вернее, пока нифига. Но у меня есть балл. Да, я не в первой десятке, но я буду бороться, я буду говорить с нашим лектором и семинаристом, чтобы тот встал на мою защиту перед завкафедры.

хотя, в конце концов, 30 билетами больше, 30 билетами меньше - выучим да сдадим. Вопрос в оценке, на которую я сдам. Просто я физически не особо представляю, как будет выглядеть система +1 балл на экзамене. Вырывая зачетку у принимающего бежать к лектору с воплями"у меня же + балл, отдайте!!!"

хз.

в понедельник я сдала норматив. Девочка из спецгруппы обошла меня - проюежала 100 м с низкого старта за 17 секунд, накачала пресс за минуту 50 раз и прыгнула на 2 м.
это больная сердечница и сколиозница ростом меня ниже на 3 см, то есть чуть более 1,5 метров!
ладно, нафиг.
я прыгнула 168 см с места, пресс - 47 раз, а 100 метров я освобождена.
седня бежала 2 км за 12 минут - даже не очень устала.

а в понедельник в Москве была гроза. А в моей Электростали - ливень с градом и молниями. Вода по улицам текла до бордюров, потоками скрывая мостовую. И это еще не все! У меня размагнитилась сетевуха и упал интернет вплоть до локальной сети! Хотя, похоже проблема в аварии на магистрали и как следствие, отсутствии коннекта от серевера с нулевым пингом.


Теперь про Электросталь мапа

городок мой был образован еще в 1938 году, когда дачный поселок гадюкино Затишье, расположенный в местных болотах вдоль Владимирского тракта, получила достойное звание города в честь Завода. Правда, поселком он был до этого года, а завод существует с 1916 г.
Как известно, в течение ВОВ он плавил высококачественную сталь и всячески помогал фронту.(он же ново-краматорский) . Долгое время находился в подчинении соседнего (моей исторической родины) Ногинска, а впоследствии абстрагировался нафиг и стал городским округом на территории НОгинского района.
Именно благодаря нашей Стали( как мы ее называем ласково), в уездном Богородске появилась божески сделанная железная дорога, ответвление которой угрохало правительство МО для создания путей связи с заводами. И ныне Фрязево - крупный узел на жестоком пути Горьковского направления Москва-Петушки. до нас по трассе всего 54 км!
в 1938 у нас было мало улиц - привокзальная, Горького (где и по сей день стоят краснокирпичные бараки без ванных комнат), Октябрьская, Рабочая - все вдоль ж\д как жизненно важной артерии. в 1950-х после Победы началась массовая застройка, и Хрущевки чудовищно заполонили наш городейко. А Сталинки сохранились на проспекте Ленина.
Как всякий уважающий себя коммунистический город, Электросталь обладает и по сей день улицами Карла Маркса (karl marx stadt), Горького, Октябрьской, проспектом Ленина, пр-м Мира, улицей Победы, улицей Первомайской, Улицей Красной (все они очень длинные, например Первомайская и Ленина идут параллельно, Первомайская и Красная тоже, потом Красная и Мира в разброс в 3 квартала и Красная и Горького, упирающаяся в завод).
Промышленность представляет собой захиревающие, но ранее благоденствующие, ОАО "ЭЛЕМАШ" иже МСЗ иже ласково "машзавод" (атомка, ТВЭЛЫ обогащенного урана лежат в Политехническом музее), сталелитейку Электросталь на доменных печах (когда их продувают - в 200 метрах от моего балкона отчетливо виден рыжий дым), ХМЗ (который недавно прекратил выбросы отработок хлора), ЭЗТМ (тяжмаш, где вкалывали мои бабушка и дедушка), ОСТ-тара(алкоголистические бутылки)))
и по сей день можно найти коммуналки в моем уездном городе. В 1960-х во время пика оттепели наш город сильно вырос культурно и был чуть ли не самым озелененным городком МО!
у Бога есть чувство юмора, т.к. на одной ветке ж\д есть три сходных города - Электросталь, Электрогорск и Электроугли. хехе
у нас есть ДК им Карла Маркса, ДК "ОКТЯБРЬ", ДК им Горького (на полной реконструкции уже 2 года, ноя там выступала), ДК им Ярославского, библиотека Искусств. МОБМК им Скрябина и филиальчики РГГУ, РГСУ и проч проч проч,
в особенности филиал московского МИСиС-а!, где учится чуть более чем половина технарей востока МО
сейчас город достаточно грязный, шумный, экологическая обстановка плохая, если не сказать хуже, но я люблю этот город. Я провела в нем уже бОЛьшую часть сознательной жизни, и он всегда ассоциировался у меня с началом лета и осени, когда мы пешком с мамой вечерами возвращались с ее работы на вокзал в Ногинск, когда долгими майскими вечерами после хоровых концертов шатались по пустынной и ныне Восточной стороне, сплошь испещренной трубами заводов и узкоколейками. Как я лазила на платформу Металлург прямо в промзону)))


пруд Юбилейный, загажен, Восточная сторона


вид на пути ЭЗТМ-а со стороны возкала. Черное здание вдали - 1ая школа, ныне - третий корпус МИСиС-а


Начало 1960-х, аллея им. Ленина за ДК ОКТЯБРЬ, на данынй момент там деревья повыше, дорожка пошире, домики побольше


все написано. Ул Горького


ул Мира. Слева пока еще рощица 1960е. Ныне там ДС Кристалл (по образцу Воскресенска) и пруд с фонтанами, работающими только на первомай

а вот и он кстати




Этот город самый лучший город на земле
Он как будто нарисован мелом на стене
нарисованы бульвары реки и мосты
Разноцветные веснушки - белые банты

Этот город просыпаясь смотрит в облака
Где-то там совсем недавно пряталась луна
А теперь взрывают птицы крыльями восход
И куда то уплывает белый пароход

Этот город не похожий ни на что вокруг
Улыбается прохожий и за пять минут
Помогая человеку верить в чудеса
Распускаются фонтаны прямо в небеса


Я не знаю где еще на этом свете
Есть такая же весна
Я пожалуй отпущу попутный ветер
И останусь навсегда
эххх... вот вам фотки


Стелла на въезд в город со стороны совхоза Фрязево. Со стороны развязки Горьковского шоссе стоит горизонтальная молния а на ней буквы

+ видюшка с ютуба. смотреть всем!

[неверный медиа объект]

@музыка: Браво - Этот Город

@настроение: фиговое

@темы: город, непознанное, понравившееся, я

23:25 

что наши умы будоражит

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
1. С утра встала. Нет привычных воплей будильника-телефона. Собралась и поехала в инст. В кармане нашла невесть откуда взявшиеся 5 рублей монеткой.

2. На улице слишком жарко для меня. Похоже, бегая по стадиону, я получила легкий солнечный удар или переутомление, потому ка сейчас у меня болит голова в области лба над глазами. ДА и глаза устать могли. А давление измерить не смогу сама - манжета большая...

3. Тепло, которое я дарила своим подчиненным и близким. вернулось ко мне с удвоенной силой. В жару, на сквозняке у подоконника, когда любое прикосновение к чему-то как язык пламени, сжигающий кожу -я получила его обратно, разбавленное долей нежности. И какой...

4. Задумалась о будущем. Когда моя тетка училась, а теперь работает. Как зубр...Времен Фортрановских и покорений ДОСА
а я хочу в магистратуру, если математика не надоест. к тому же, я видела сон, на новой постели, что я у любимого препода учусь. брррр

5. самое интересное.
села в свою электричку. 4 дня. примостилась у окна, где не дует. Против солнца. Читаю Ефремова. Вдруг напротив садится мужчина лет 30 оригинальной внешности - усталый, худой, волосы длинные в хвост собраны. Музыку слушает.
кажется мне смутно знакомым. И я, по-видимому, ему тоже.

идет мужичок продавать магниты на холодильники. Знаете такие, на пружинках. Рачка, рыбки, у всех ножки трясутся. Я сквозь музыку усмехаюсь. Смотрю на рачка. Читаю.
Мужчина... решается купить. А меня охватывает дрожь. Я ПОНИМАЮ, что он выберет рачка и отдаст мне. А делов-то на полтинник. Он дает. Я отнекиваюсь. ненене, не возьму. А он "от чистого сердца"

и знаете, я не могла не взять. Хоть и взрослый человек. А чую что-то. Очень странно, очень.
а знаете, как он на меня смотрел?

представьте, что вы на кого-то похожи. А человек потерял этого кого-то, а вы ему его напоминаете. И он не может никуда деться. И он пытается помочь. А его глаза говорят за себя... этот взгляд.

пока устроила шняге испытательный срок. если будет хуже - сбагрю кому-нито.
но уж очень в ней много всего. Неспроста это, неспроста...
а еще, незнакомец похож на молодого бога, которого я видела когда-то...

...
ps. а с телефоном пока ничего не ясно
а еще расцвела черемуха...ммм
она сводит меня с ума...

Кто низко пал...
Лихолесский Эльф
Кто низко пал, тому трудней подняться,
Но глубже пал лишь ты, кто взмыл высоко,
А потому - не стоит удивляться:
Чего ж тебе средь падших одиноко.

Кто жил в тени и не был близко к солнцу,
Тому не нарисуешь луч надежды;
Они сквозь замутнённые оконца
Не разглядят волшебные одежды.

Ты посмотри: глаза их скрыты пылью,
А сердце провоняло, словно падаль.
А знаешь, брат? Подремонтируй крылья
И больше никогда туда не падай.

@музыка: Флер - Легион

@настроение: плохое

@темы: непознанное, одиночество, понравившееся

22:38 

меняюсь

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
чуть изменила дизайн дневника на Черное Серебро

а то синий там, синий тут, хочу монохрома.

а еще узнала, что 12го у меня соревнования, 14го коллоквиум, 15 контрольная, 18 олимпиада вузов, 29 коллоквиум

а через месяц после этого сессия бгг мы все умрем!

смотрю грустно-смешной фильм Кин-Дза-Дза и думаю, что мы не одни во вселенной
что Гия Канчели написал шикарную музыку...



Пацак пацака не обманывает. Это некрасиво, родной.
Пацаки туда!
Всем пацакам надеть намордники. И радоваться!
Жёлтые штаны. Два раза «Ку».
Что новенького на Плюке?
— Сейчас мы нажимаем на контакты и перемещаемся к вам. Но если эта машинка не сработает, тогда уж вы с нами переместитесь, куда мы вас переместим! Идёт?

— Нет, нельзя… Надо знать!
— Да можно… родной…[11]
Скрипач не нужен, родной.
Люсенька… родная… зараза… сдались тебе эти… макароны.
Маймуна вдеришвило — обезьяна, сын осла.[12][13]
Значит, маймуну мы понимаем?
Ты цак одень и в пепелаце сиди![14]
Небо… Небо не видело такого позорного пацака, как ты, Скрипач… Я очень глубоко скорблю…
Лучше верни ложку, которую ты у бедных артистов украл.
Всем лежать! Полчаса!
— А ну быстро все в корыто! И сидеть там сутки! Ку или не ку?

— Ку!
Я скажу всем, до чего довёл планету этот фигляр ПЖ! Пацаки чатланам на голову сели!
К правительству лететь — гравицаппу надо иметь. Правительство на другой планете живёт, родной!
Это не Земля… и не Африка, родной…
Принеси песочка, родной.
Ты что, дальтоник, Скрипач? Зелёный цвет от оранжевого отличить не можешь?
— Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели! А когда нет цели…

— Ладно, кончай философствовать.
У тебя в голове мозги или кю?
Класс, говорю!
Народу нравится!
Они перед видео-ПэЖем не кукукали. Чего ты уставился? Чего ты уставился??? Щас как сообщу твоему начальству, что ты знал и бездействовал, — тебя транклюкируют нахрен!
Пожизненный эцих с гвоздями.
— Они спичку украли!

— Дядя Вова, что ты, родной, не было спички!
— Извини, забыл. Не было спички!
Мы наши туристы, отстали от группы!
Солнце на западе… значит, Ашхабад — там!
Фирменная вещь — возьмём.
ПЖ жив — и я счастлив.
Голография, родной!
Значит, сработала эта хреновина! А этот козёл-то… с дырочками, там, что ли, остался?
Про спичку мы пошутили! Мы радость хотели доставить!
Женщину вынули — автомат засунули.
Скрипач! Тут инопланетяне штанами фарцуют, жёлтыми, нужны тебе?
Дядя Вова! Цаппу надо крутить, цаппу!
— Астронавты! Которая тут цаппа?
— Там… Ржавая гайка, родной.
— Да у вас всё тут ржавое!
— А эта самая ржавая!
— Тормози! Тормози!! Тормози!!!
— Как я могу затормозить, когда ты всю тормозную жидкость выпил?! Алкаш!
— Уэф, ты когда-нибудь видел, чтобы такой маленький пацак был таким меркантильным кю?!
Как советовать, так все чатлане! Как работать…
Ви здесь самые умные? Это вам кто-то сказал или вы сами догадались?
Это твоё! Ты теперь так кури!
Человечество из-за одного камушка с Луны тысячелетия потратило! А здесь живой инопланетянин и эцих! Из неизвестного металла!
— Каша…
— Какая?
— Пластиковая.
Пусть ещё что-нибудь даст.
Слушай, дядя, жми на время!
Всем постам! Гадюшник с колесами сюда ку!
У Манохина на объекте трубы лопнули.
Играйтесь, играйтесь. Мужички.
Ребят, как же это вы без гравицапы пепелац выкатываете из гаража?
Плохо кончится, родной.
Хватит мозги пудрить! Ясно?!


вот такое кино...

@музыка: Flёur - Коралловые Небеса

@настроение: одинокое

@темы: вселенная, непознанное, одиночество

20:01 

Мистическая трилогия. Дьявол

Все будет так, как должно быть, даже если будет иначе...| Совесть собственной персоной)
Дьявол.

И в трагических концах есть свое величие, они заставляют задуматься оставшихся в живых.
Евгений Шварц

Погода стояла жаркая и душная, солнце нещадно палило иссушенную землю, утомленную ожиданием дождя. Казалось, что воздух плыл перед глазами, когда я подошла к платформе. Идти предстояло в самый конец поезда, а это означало, что мне придется пережить пытку горячим ветром. На мое счастье, посадку уже объявили, и я могла скрыться в вагоне поезда. Купе на двоих, то есть один попутчик. Когда формальность с проверкой билетов завершилась, я нашла нужное купе. В нем уже расположился мужчина лет 30, весь в темном, с черными, как смоль волосами длиной чуть ниже, чем до ушей.
– День добрый! Не поможете ли мне убрать вещи?
– Конечно! Милой даме всегда рад помочь! – он быстро привстал и взял мою сумку убрал ее наверх. – Вы куда?
– До конечной, мне в город.
– Значит, мы попутчики до завтрашнего вечера, а то и больше, – последние слова он произнес тихо, с едва заметной ухмылкой, но я была поглощена изучением обстановки и ничего не услышала. – Вы какую полку выберете – верхнюю или нижнюю?
– Как вам удобнее. Пожалуй, наверх. В купе таком всегда мало места. Я вам не буду мешать?
Незнакомец отрицательно покачал головой и принялся работать. Он писал черной капиллярной ручкой нечто в свой тетради, выводил непонятные символы довольно четко, да и облик его был слишком аккуратен. Я никогда прежде не встречала таких людей: он словно источал какую-то темную энергию, но мне отнюдь не было страшно. Черная рубашка и джинсы его была накрахмалены и выглажены (если к последнему предмету и можно применить такое понятие), лаковые ботинки отполированы, ярко-красный платок лежал рядом, создавая чудовищный контраст. Лицо его тоже было странным: неправильной формы, с широким подбородком, темно-карими глазами, густыми прямыми бровями, полными ухмыляющимися губами. Облик довершали усы под стать Мефистофелю, или это только мне так показалось. Попутчик иногда поправлял уложенную челку, мешавшую ему работать.
Я и не заметила, как поезд отправился в путь, и дело шло к вечеру. Говорить мне не хотелось, я лежала наверху и грызла яблоко, читая книгу по Истории Христианской Религии. Он работал молча, даже не двигаясь, что меня немало удивляло. Наверное, я на часок вздремнула, потому что часть дня выпала из моей памяти. Стало темнеть, и проводница занесла постельное белье и предложила чай. Тут попутчик и сказал свое слово.
– Вы что-нибудь будете заказывать? Я бы не прочь выпить чаю.
– Я тоже, абсолютно согласна.
– Вижу, вы соскучились, лежа наверху, – проницательно заметил он. От его взгляда ничего нельзя было скрыть. – Не желаете ли присесть здесь, у меня?
– Весьма охотно. Кстати, как ваше имя?
– Что в имени тебе моем? – ответил он, глядя темными глазами вдаль. – Не нужно вам мое имя, поверьте.
Я согласно кивнула, сама не зная почему. Называть себя также расхотелось. Нам принесли горячий фирменный чай с лимоном. После того, как мы его пригубили, стало еще жарче, несмотря на приближение ночи. Незнакомец все еще усердно работал, не обращая на меня внимания, и я решила его не стеснять – снова забралась наверх и продолжила читать. Вскоре совсем стемнело, но мне не спалось. На часах было около половины одиннадцатого, а в этих районах солнце садится рано. Вдруг книга выскользнула из рук и упала вниз на стол. Я свесилась, чтобы подобрать, и увидела, как он лежит, закинув руки за голову, в расстегнутой на две пуговицы на груди рубашке.
– Похоже, вам не спится? Спускайтесь, я составлю вам приятную компанию! Я уже закончил работать, и мне не помешало бы общество приятной дамы.
– А вас не смущает разность классовая и возрастная? – возмущенно спросила я.
– Откуда вам знать, аристократ я или нет? Это вообще имеет значение? Я предлагаю разговор и ужин, вы не откажетесь, – он подмигнул, и я покорно села к нему. Попутчик достал грейпфрут, нарезанный бекон, хлеб и разложил это на тарелке.
– Может, вы захотите попробовать шоколада? Моя мать работает на фабрике, я еду к ней, а шоколада у меня всегда остается много.
– Охотно! Да, а вам сколько лет?
– Двадцать один, вроде… – на мгновенье я усомнилась даже в этом. Незнакомец странно влиял на мой разум. Я разломила плитку и съела кусочек.
– Приятный вкус, давно такого не ел. Кстати, я вижу вы читали книгу по истории религии. Вы верите в Бога?
– Провокационный вопрос? В современном обществе каждый волен выбирать. В христианского Бога и Бога мусульман не верю. Предпочитаю синтоизм и политеизм, знаете ли.
– То есть, вы отрицаете существование дьявола?
– Нет, с чего бы? В любой религии, несомненно, есть некое злое начало, – ответила я.
– Отнюдь ли такое злое? Оно лишь противостоит Богу. Вы весьма лояльны. Это нужно поощрить! – он вдруг улыбнулся и достал перстень с гранатовым камнем, светящимся на его ладони.
– Что это? ¬– меня затрясло мелкой дрожью.
– Это – мой перстень. Только и всего. А я – Дьявол. Раз уж мы попутчики, то отчего бы мне, как небезызвестному герою одного романа, не поспрашивать вас о Боге и чудесах?
– То есть, вы утверждаете свое Дьявольское происхождение?
¬– Более того, я уверен в этом. Не стоит так со мной говорить. Я путешествую по земле среди смертных и изучаю, как они реагируют на мои слова. Кто-то падает ниц и называет Властелином, кто-то в ужасе с крестным знамением убегает вдаль. Лишь немногие способны, как вы, адекватно воспринимать меня и вступать в полемику. Это делает вам честь. Позвольте! – он поднес правую руку к груди, закрыл глаза, поклонился и прикоснулся губами к моей руке.
– Что же вы хотели бы узнать… мессир? – последнее слово непроизвольно вырвалось.
– А ничего особенного. Вы сами все расскажете.
– Простите, а что это за тетрадь? – решались я.
– Это моя любимая вещь. Туда я заношу все, что так или иначе меня касается. Видите ли, ад – понятие растяжимое.
– Я видела изображение какой-то крылатой твари с чашей в когтях. Кто это?
– Танат, Бог смерти из Древней Греции. Знатная фигура, жестокая. Прилетает напиться жертвенной крови. И если сделает он это, то отлетит твоя душа туда, откуда нет возврата, – Дьявол мелодично произнес последние слова, и я испугалась.
– Меня интересуют грешники. Кого и по каким критериям приписывают к их числу?
– Понятия о грехе весьма различны. Искушения, разврат, убийства – получается, что в той или иной степени грешен каждый из смертных. Так просто я вам объяснить ничего не могу. Вы молоды, испугаетесь еще.
– А жара это ваших рук дело?
– Не совсем, это лишь побочный эффект. Вы любите катаклизмы?
– Да, – ответила я, и он удивился. На его лице читалось сожаление, но не на мой счет. – А вы можете мне показать свой талант, дар?
– Так ли вы этого хотите, юная. Что ж, наименьшее из зол вы узрите завтра, а пока наблюдайте, – он открыл тетрадь и стал читать письмена. Голос его стал точно змеиный, шипящий, отдельные слова были мне знакомы – из латыни, греческого, немецкого, каких-то восточных языков. Но большую часть составлял, похоже, санскрит. Неожиданно в моей голове зашумели тысячи голосов, они просили пощады у меня, хотели вырваться. Я закричала. Дьявол кончил читать. – Вы слышали голоса мертвых и грешников. Живьем они еще неприятнее.
– Я слишком самонадеянно-глупа. Простите, не хотела.
– Что уж там! Отдохните! – Я снова беспрекословно повиновалась ему, легла на верхней полке и укрылась одеялом.
Наутро я проснулась в бодром расположении духа. Солнце встало, и я решила допить прохладный вчерашний чай. Аккуратно спустившись, я заметила, что попутчик спит беспробудно. Мне вдруг захотелось сделать что-то, и я присела с краю к нему. Грудь его еле вздымалась, рубашка была расстегнута, как вчера, на лице застыло суровое выражение. Я наклонилась, чтобы разглядеть это, как он открыл темные глаза и шепнул: «Испугалась?» В ужасе я упала рядом с ним а он дьявольски засмеялся. Хорошо, что нас никто не мог услышать.
– Вы меня напугали! Нельзя же так?
– А разве можно будить Дьявола, когда он спит? Давайте чаю закажем, время правда что восемь, – он подал мне холодную руку, чтобы я смогла подняться. Посмотрев в окно, он сказал: Будет буря. Сильная.
– Откуда вы знаете?
– Во-первых, эта духота – первый признак ненастья. Земля просит дождя. Во-вторых, я же Дьявол. Как уж мне не знать…
Наш поезд прибывал в пункт назначения в обед, поэтому проводница еще не начинала обряд подъема пассажиров с мест. Попутчик мой снова принялся что-то писать, я же читала, не мешая ему. Изредка он спрашивал что-то относительно моего мировоззрения, улыбался и заносил это к себе. К обеду он вознамерился повторить процедуру ужина и пригласил меня вниз. На этот раз на столе еще был вкусный душистый домашний хлеб, который мы съели с удовольствием. Степей за окном становилось все меньше, появлялись леса. Мы молча смотрели в окно. Вскоре проводница забрала наше постельное белье и предупредила о скором прибытии. Попутчик помог мне снять сумку и поинтересовался дальнейшими планами.
– Вы говорили, что собираетесь в город, верно? На автобусе?
– Пожалуй, да. Это лучший вариант.
– Тогда нам обоим несказанно повезло! Радуйтесь, что поедете со мной вместе.
Я хотела бы расспросить его подробней, в чем же это счастье, как у меня зазвонил телефон. Это была мама, которая ожидала меня. К тому времени, как разговор кончился, поезд сбавил ход, показались деревни и поля. Станция наша была вдали от окраин, мне же предстояло перебраться в противоположную сторону города. Мы вышли из поезда и сразу же попали в пекло палящего солнца. Как Дьяволу не было жарко в его наряде – не знаю. Автобус был забит до отказа, но каким-то странным образом для нас нашлось два места по правой стороне. Видимо, не обошлось без вмешательства нечистой силы. Я села у окна, а попутчик закинул голову и принялся изучать пассажиров. Я не сразу заметила, как издалека к нам приближалась свинцово-черная туча, темнее, чем его глаза. Она заняла весь небосклон, закрыв последние лучи золотого солнца. Затих даже привычный летний бриз, все замерло. Вскоре начал дуть ветер, поднимая облака пыли и первых сухих листьев. На оконном стекле появилась первая тяжелая капля, потом еще и еще. Где-то вдали вспыхнула молния. «Началось!» – шепнул Дьявол, повернув своей руку мой голову к себе. Глухой удар грома раздался с небес, и ливень стеной накрыл все вокруг. Водитель отказался ехать дальше в такое ненастье и встал у обочины дороги. Никогда я так не боялась грозы и не видела такой бури. В ужасе уткнулась лицом в грудь попутчику, а он как истинный джентльмен позволил себе крепко обнять меня, чтобы я не боялась. Он гладил мои волосы, и я чувствовала, как где-то в глубине души он смеется над страхами смертных. Сильным мира сего дозволено это.
Наконец, ненастье прекратилось, и водитель довез нас. Мы вышли на пустую дорогу, под одну сторону от которой шли бескрайние поля и леса, а по другую – окраины города. Я наступила в лужу, и теплая вода приятно омыла уставшие нагие ступни в босоножках.
– Что ж, здесь наши пути разойдутся, – сказал Дьявол, и его глаза неожиданно потемнели. Черная челка привычно прикрыла лоб.
– Похоже, что да. Вы составили мне приятную компанию. Пусть даже я и не до конца поверила в то, кого я видела. Мне не поверит никто.
– Нужно ли это? Вы прекрасны. Прекрасны не той красотой, что привлекает мужчин, не тем умом, что любят ученые, не той добротой и покорностью, которую ценят священники. В вас есть всего понемногу от той первозданной красоты, которая была в начале мира.
– Вы ее помните? – удивленно спросила я, стиснув его руку.
– Разумеется. Но и она не была идеальна. Я свято храню ее в себе, насколько это возможно.
Он посмотрел вдаль, и я увидела, как глаза его стали водянистыми то ли от чувства, то ли от ветра. Со стороны города все еще виднелась туча, не уже не такая грозная, а уставшая. С другой светило вечернее солнце, но уже не палящее. Дьявол долго изучал что-то на границе полей, в той точке, где земля сливается с небом. И только ему было ведомо, что; он там видел. Затем он обернулся ко мне и провел холодной ладонью по моей щеке.
– Когда как темная вода, лихая, лютая беда была тебе по грудь, ты, не склоняя головы, смотрела в прорезь синевы и продолжала путь… Возьмите этот камень граната, как память о том, что ты видела меня. Я не говорю «прощай». Быть может, у вас есть какая-то печаль, отравляющая душу тоска? – я точно знала, откуда эти слова.
– Нет, ничего. Но как вы найдете меня, мессир, если вы даже имени моего не знаете?
– Поверьте, узнаю. Для меня невозможного нет. До встречи.
Я даже не сказал ему своего имени. Просто обернулась и пошла вдаль. Вдруг я подумала, что упустила что-то очень важное, о чем хотела рассказать ему, и обернулась. Вокруг была пустота, и ни души. Ему некуда было скрыться, я бы заметила его. Но Дьявол исчез, точно и не бывал вовсе. Мне вспомнились слова романа: «Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?» И правда, незачем. Я вздохнула, сжала в руке его подарок и побрела домой…

@музыка: ...

@настроение: ...

@темы: моя проза, непознанное

∞ Бесконечная Вязь Мыслей ∞

главная